Зрелость

Отец собирался в командировку в Египет на строительство Асуанской плотины.  Мама приготовила прощальный праздничный ужин в Останкино и...  Сделала глупость - поехала в Шереметьево проститься. Вернулась бледная. Упала на диван  и расплакалась.

-Он совсем другой!-

-Напрасно ты это Рита, я не просил меня провожать!- процедил в аэропорту отец. Рядом с ним стояла Раиса (жена)...

- Как же так, он же вчера в Останкино жаловался, как ему без нас плохо! -

Тут вмешался муж бабушки Тони Георгий Васильевич:

-Ритка, не переживай я его сукиного сына на том же самолете верну назад! Сейчас схожу в райком и сообщу, что он обманным путем уехал. В анкете наверное написал, что женат и  у него сын!-

(В те годы такой обман при оформлении документов за границу мог дорого стоить).

- Что Вы, не надо!

Два долгих года я не видел отца...

 

Матушка часто надоедала ему: -Юра! Возьми на отдых Андрюшу.- Он не отказывался, но и не брал. Обычно приходил к нам и говорил: "Завтра уезжаю, меня выпихнули в отпуск!" Но мама не отставала. Благодаря ее настойчивости мы дважды отдыхали вместе - один раз на Байкале, другой мы проплыли по реке Сухона на байдарках.

Отец захватил с собой альбом и рисовал, рисовал, рисовал. На какой-то остановке из большого бревна стал топором вытесывать маску. Я сидел с открытым ртом - очень было красиво, пока отец  не прорубил  в маске сквозную дыру. Мы все равно привезли ее в Москву. Дерево высохло, его стало крутить и в дополнение к дыре появились трещины. Маска лопнула. А жаль!

Мы вернулись из поездки на 5 дней раньше. Мама была в командировке. Отец отвез меня домой…

-Андрейка, у тебя нет рублей пяти-десяти? Взаймы? Мы бы с тобой пожили вдвоем и переконтавались до приезда Ритки!-

-Откуда? Есть полтора рубля-

-Мало, не хватит! – Отец тяжело, обреченно вздохнул.

- Придется тебе ехать к бабушке Тоне на Песчаную.-

И мы отправились в разные стороны, я на Сокол, он на Преображенку...  На следующий день отец появился свежевыбритый в новом костюме.

-Ты что же это сына бросаешь? Отец из тебя, как из говна пуля!- встретил его на пороге Георгий Васильевич. Я видел, как у отца на скулах заходили желваки. Он резко повернулся и выбежал, хлопнув дверью.

-Догони и успокой!- бросил дед Жора, -А то весь желчью изойдет! Видел, как он меня глазами сверлил!-

-Самое страшное, что он прав – от этого так тошно!- признался по дороге к остановке отец. - Андрейка, ты на меня обиделся?-

-Конечно нет!-

Отец официально оформил развод только, когда я оканчивал. школу. Он долго мялся, подыскивая подходящие слова, даже принес денег, что случалось крайне редко.

- Рита, давай официально разведемся. А то, когда я в отпуске, нас с Раисой в один гостиничный номер не хотят заселять. - (Во времена СССР строго блюли нравственность – нельзя было жить в одном номере в гостинице, доме отдыха или санатории, если в паспортах не стояла печать из загса).

-Ладно! Болтун ты Юра, зачем ты все эти годы меня обманывал, обещал вернуться! - усмехнулась мама.

Хотя отец не любил архитектурную  работу, особенно ближе к пенсии, практически ни один крупный проект в ТЭПе не обходился без его участия - Ладыжинская ГРЭС, Запорожская... Их было много. Одновременно с этим он запишет в дневнике: "Чувствую насколько я ушел от архитектуры. Планировал небольшой загородный дом. Все выходит казенным с налетом примитива. Нет свободы - все тянут устаревшие и устоявшиеся понятия..."

Я закончил школу, институт. Встречи перешли в режим - один раз в год. У отца, как  у всех Врублевских, были проблемы с сердцем. В свое время, когда он попал  в больницу, матушка попросила, чтобы меня пустили к нему навестить. Ей отказали. Маргарита Александровна пришла домой в шоке . Вот и сейчас, когда случился инфаркт, мы сидели тихо и не дергались.

Я познакомился с его женой только в начале перестройки, когда уже работал. Однажды отец со скульптором Аксеновым решили поехать за грибами, взяли и меня. Мы долго ходили по лесу. Когда собрались у "Волги" Аксенова, стали смотреть грибные трофеи. Оказалось, что Владимир Афанасьевич набрал одних поганок - серого цвета на длинных ножках с "воротничком". "Это Ия меня попросила, она как-то их по-особому вымачивает и готовит!- (Ия Савина - известная советская актриса). -Давайте заедем ко мне на дачу, - предложил отец. На даче в Тарасовке было полно народа. Что-то отмечали. Я был потрясен размерами дома и участка. Дачи деда Пожарского, бабушки Тони казались сараюшками.

-Я все здесь сделал своими руками. Построил дом, баню. Евгений (брат жены) только материалы  подвозил. Раньше это была дача известного уролога, он погиб, а дом сгорел. Мы купили участок и на Гаврилу (отец жены) записали. Он ветеран, льготы...-

Отец стал приглашать меня к себе домой. Он очень радовался нашим встречам. Снимал со шкафа альбомы и начинал рассказывать о своих рисунках. Трудно рисовать столько лет и вариться в собственном соку. Без выставок. Все равно, как если бы актер исполнял роли перед зеркалом. Художник обязательно нуждается в публичном внимании. Без этого он сохнет. Поэтому отец с каким-то особым увлечением комментировал  картины. С годами он стал бояться  выставок. Хотя часто сравнивал себя с другими художниками и скульпторами. -Как Шемякин я работал лет 15 назад. Это я могу! Не интересно!- Помню один графический лист с изображением большой фигуры лежащего человека среди крохотных домов. -Это город! Человек чувствует себя скованным, связанным. Город подавляет, и, в конечном счете все эти  домишки давят и калечат человеческое Я-.

В стране началась перестройка. Много говорильни, мало дел и сплошная неопределенность. И тут грянула Павловская реформа По ее условиям , обмен изымаемых купюр сопровождался сильнейшими ограничениями: граждане могли обменять 50- и 100-рублевые купюры на новые только в течение трех суток - с 23 по 25 января. Поменять деньги после указанного срока можно было только по решению специальных комиссий. Обменять можно было только наличными сумму не более 1000 рублей на человека. Все взносы в сберкассах свыше 1000 рублей были заморожены.-

-Знаешь, Андрейка, я всю жизнь откладывал деньги, чтобы в старости быть свободным материально и рисовать в свое удовольствие!- Я потерял в сберкассе очень много денег,- и он назвал такую сумму, о которой я не мог даже подумать. Только тогда я, наконец, понял, почему отец был так прижимист - он мечтал о свободе, которая так и не пришла. Мало этого, пошли задержки с зарплатой на работе, исчезли заказы. Трудная жизнь.

Как-то в гостях у отца зашел разговор о выставках. -Я попробую организовать что-нибудь через свою контору - "Русьинтерн", - сказала Р (жена). Руководитель компании Ю.А.Чернегов поддержал идею:

-Это должна быть выставка не только  твоего отца, а экспозиция, охватывающая разные стороны нашего русского искусства.-

Я подключил к работе своего приятеля, который в это время просиживал штаны в газете "Литературная Россия". Таким образом была организована  поддержка прессы. Через друзей, знакомых  выходил на художников, скульпторов. Работа была долгой и кропотливой. Выставка состоялась в октябре 1992 года в посольстве Никарагуа и называлась - "Прикладное искусство России". Помимо картин мы представили батик, керамику, резьбу по дереву, скульптуру, изразцы. Отец на выставку не пошел. Сидел дома и волновался. Мне передали телефон жены представителя British Oil Petroleum в России, ей очень понравились картины, и она предложила отдать свою дачу на Рублево-Успенском шоссе для организации дополнительной выставки.

-К Рождеству, для того, чтобы мы могли купить подарки родным из России. Не нужно огромных картин и очень дорогих вещей. Мы - люди богатые, но умеем считать деньги. Рассчитывайте на максимальную стоимость в 150 долларов. Для покупки более дорогих вещей мы долго ходим и присматриваемся" - призналась она.

Как сейчас помню бронзовые авторские работы скульптора Ватагина и его учеников. В отличие от экспозиции в посольстве здесь были самые сливки и, в том числе, картины отца. Он отобрал десятка полтора графических работ в папочку, к которой буквально "прилипли" гости. Тогда же отец получил первый гонорар  в валюте за небольшой карандашный эскиз. Пятьдесят или 60 долларов. Это сейчас 100 долларов - плевок в пустоту, а в те времена, когда проходил массовый обвал рубля, когда за тысячу "зеленых" можно было купить целый военный корабль, это была фантастически крупная сумма. Раисе (жене) не понравилось то, что мы так лихо провели продажу и не пригласили на это мероприятие ее соглядатаев, которые на выставке в посольстве контролировали каждый наш шаг. Тогда же я услышал ее первую, для меня,  ссору с отцом. -Пошел вон, дурак!- выпалила она и хлопнула у него перед лицом дверью. Я был потрясен.  "Неладно что-то в датском государстве!"

После третьего инфаркта врачи запретили отцу ходить на службу.  "Кончилось трудовое рабство, началась пенсионная нищета"- запишет он в дневнике.

В это время он наиболее тесно работает вместе со скульптором Аксеновым. Повторю рассказ сестры Катюши Голиковой:

- Мы с мамой приехали в Москву и остановились у дяди Юры. На следующий день  он одел роскошный костюм- тройку и стал нас водить пешком, показывал свою. Москву. Гуляли долго - до боли в ногах... Зашли в мастерскую к его товарищу скульптору, но того не оказалось дома.   Они как раз в это время делали памятник известному хоровому дирижеру. Дядя Юра нам рассказал: "Сдали один вариант. Не понравилось, другой, третий. Супруга хотела, чтобы рядом с постаментом изобразили ее в виде скорбящей нимфы. С каждым вариантом памятника  бюст дирижера уменьшался, а фигура нимфы увеличивалась,. Работа встала.

Через неделю звонок. "Юрка! Жена дала дуба, сын  сказал делать  просто бюст!" - радостно прокричал Аксенов...-

 

Ему было легче погрузиться с головой в работу и не обращать внимание на неурядицы, на суету вокруг.

-Никогда не думал, что так сложится моя жизнь, - как-то признался он в одну из наших встреч. -Если бы можно было все переиграть... Но жизнь - не театр... К сожалению!-

 

Я собирался уезжать в Кисловодск в санаторий имени Горького. В десять вечера поговорил с отцом, попрощался. У него был грустный, усталый голос «До свидания, дорогой!» «До свидания, дорогой!» (В последнее время мы называли друг друга "дорогой"). В половине первого ночи раздался тревожный звонок «Андрей! Это Раиса Гавриловна. Приезжай, отцу плохо! Он вышел после ванной и упал!» Проклиная все на свете, я выбежал на улицу, снял частника и поехал на Бойцовую улицу, где жил мой Юрий Георгиевич. В залитой светом комнате на диване лежал отец. В углу губ прилипли таблетки, видимо, Раиса в испуге пыталась привести его в чувство и запихивала их насильно в рот. В комнате стоял сладковатый запах с привкусом металла. Я его почему то сразу узнал – запах смерти.

 

В церкви, где отпевали отца,  Раиса шумно вздыхала , а когда батюшка объявил о прощании, подошла к гробу и сказала:

-Какой красивый!-

Меня как бритвой по горлу полоснуло это «красивый». Я стоял в церкви и на кладбище рядом со старым отцовским другом Владимиром Афанасьевичем Аксеновым. У него было бледное небритое лицо и он растеряно повторял:

-Юра! Юра! Что же теперь я буду без тебя делать.-

 

Я постоянно возвращаюсь к отцу и разговариваю, мысленно сожалея о потерянном времени. Сколько можно было сказать друг другу. Сколько смеяться его воспоминаниям о детстве, его необыкновенно ярким, сочным рассказам. Два года назад, посмотрев спектакль «Танцы с учителем» в театре Советской армии, где играл Зельдин В.М. (а ведь ему исполнилось 100 лет!), я купил в антракте книгу его мемуаров. И к удивлению своему обнаружил, что Владимир Михайлович тоже сожалел о недосказанности с родителями. Наверное это чувство понятно многим людям. Когда родители живы, мы полагаем, что у нас в запасе целая вечность, ворчим на них, огрызаемся, а потом эта вечность превращается в маленький кусочек времени, тающий на глазах как последний вагон уходящего поезда. К слову сказать, спектакль произвел на меня ошеломляющее впечатление, настоящий нравственный взрыв. В конце второго действия, когда Зельдин сказал: «Главное в театре – это зритель, это вы. Вы -атмосфера, воздух! А без воздуха птицы не летают...» что-то сжалось в груди, а к горлу подступил комок...

 

Последнее слово в этой главе я предоставляю матушке, которая записала в своем дневнике:

«Юры нет и больше никогда не будет. Я не услышу в трубке его немного глуховатый голос и обязательно добрые заботливые вопросы о моем здоровье. О том, как я прожила день. Он постоянно повторял, что я родная, своя, даже как-то сказал: «если ты умрешь раньше, то я этого не переживу». И теперь его нет. Боль не проходит, и, вспоминая его, текут слезы. Мы прожили вместе так мало - всего 9 лет, но какие-то тайные узы связывали нас всю жизнь. Я никогда не чувствовала себя свободной от него; постоянное ожидание…

Не могла спокойно слушать песню «Не отрекаются любя», все казалось, а вдруг…

Почти девять лет он обещал вернуться; и в какой-то год  даже определил время прихода - весну. Как я ждала каждую минуту этой весной, вздрагивая от любого стука в дверь; когда же мы уезжали к маме на Песчаную мыться, и на этаже хлопал лифт, я ждала звонка в дверь, думая, что Юра не застал нас в Останкино и приехал сюда.

Он говорил, что не подозревал о столь глубокой привязанности к Андрею и ко мне. Иначе никогда не сделал бы этого шага.

Сколько было пролито слез, приложено сил, чтобы он не забывал сына, чаще приходил к нему, ведь мальчику нужен отец.

Я рассуждала так: мало ли какая у нас была любовь и была ли вообще, но дети не должны страдать, не должны быть брошенными.

Мне очень хотелось, чтобы отец и сын нуждались друг в друге, скучали и стремились друг к другу. Преград не было никаких, кроме жены Юры, которая была категорически против встреч отца и сына. Я потратила на это всю свою жизнь."

 

 

Выставка в посольстве Никарагуа. Слева направо: Чрезвычайный и Полномочный посол Республики Никарагуа Адольфо Эвертс Велес, рядом Ю.А.Чернегов, справа - А.Ю.Чистяков.

 

 

Все картины, представленные вашему вниманию, принадлежат Л.Н.Архиповой(Голиковой), А.Ю.Чистякову, Б.Г.Чистякову, Л.Ю.Скворцовой(Шапкиной), Н.Ю.Скворцовой (Коротких), А.А.Чистяковой, С.Бани. Фотографии из семейного архива Чистякова А.Ю., и Архиповых-Голиковых. Дневники и письма: М.А.Пожарская, А.М.Пожарская, Т.Г.Ермакова (Чистякова), Е..А.Голикова (Чипизубова)  Сканирование, цифровая обработка, текст от автора, разработка идеи сайта и его осуществление - Чистяков А.Ю. Видео Байкала снято благодаря брату Андрею Голикову на Байкале в 2016 году. Перепечатка текста (частично или полностью), воспроизведение фотографий, картин  запрещена.

2017- 2018 © Андрей Юрьевич Чистяков All rights reserved  e-mail: qucandy7@yandex.ru